Mylene.Org.ru

Милен Фармер

Новое интервью режиссёра фильма "L'Ultime Creation" Матье Спадаро, которое вышло на днях в Le Figaro


Новое интервью режиссёра фильма "L'Ultime Creation" Матье Спадаро, которое вышло на днях в Le Figaro
LE FIGARO. — Как вам удалось так долго хранить этот фильм в тайне?
Матье СПАДАРО. — Этот документальный фильм создавался в очень тесном кругу. Я был один со своей кинокамерой. Во время репетиций в La Seine Musicale на западе Парижа я не видел фанов вокруг этого музыкального комплекса. Но зато они были вокруг Paris Défense Arena во время наружных съёмок, но мое присутствие было недостаточно заметным, чтобы вызывать вопросы. В первый день репетиций ко мне пришла Милен Фармер и сказала: «У тебя полная свобода действий. Ты можешь следовать за мной повсюду и снимать, как ты хочешь. Ты делаешь фильм, который хотел бы посмотреть сам».

Le Figaro: Она участвовала в постановке, монтаже?
М.С.: Мы работали в два захода. Я предложил нечто 100% моё. После года монтажа мы встретились под самый конец и она вступила в дело, чтобы наложить свой закадровый голос. Этот голос проходит красной нитью через весь фильм.

Le Figaro: Как Вы делили свой фильм на серии?
М.С.: Между сериями происходит настоящая эволюция. В первой вместе со своими шестнадцатью танцорами она приспосабливается к своей хореографии, к своим песням, аранжированным специально для шоу. Мы видим ее на репетиции в студии. Во второй серии она знакомится с невероятным залом, которым является Paris Défense Arena, и с тем, что она и ее команды придумали для шоу. В последней серии нарастает возбуждение, но вместе с ним и опасения.

Le Figaro: Вы начинаете фильм с долгого эпизода о коллекции диковинок и атмосферы Игры престолов. Где Вы это снимали?
М.С.: У неё дома, в её саду, в её комнате, в её гостиной. Я там прошёлся, снял самые заметные объекты, скульптуру её деда, ребенка, который засовывает руку в череп, подарки от фанатов… Было очень мило, мы ходили среди всего этого, и она рассказывала мне истории, связанные с каждым из этих предметов. Это не постановочный кадр, у нее действительно в саду есть скелет. Идея заключалась в том, чтобы сразу было своего рода предисловие, что-то более личное, более интимное, рассказывающее о её мире и источниках вдохновения.

Le Figaro: Сколько часов отснятого материала у Вас получилось?
М.С.: Если кто-то захочет посмотреть все мои кадры, у него на это есть три недели без сна (смеется). Я отснял километры, не останавливаясь, чтобы в итоге взять лучшее из лучшего. Я снимал на Red, настоящую кинокамеру. Были настоящие вызовы, такие, как, например, воссоздать концерт, снимая его с девяти разных точек в течение девяти вечеров.

Le Figaro: И мы снова видим те кадры концерта, что были сняты, показаны в кино и доступны на DVD?
М.С.: Ни единого. Все мои кадры эксклюзивны. Концерт снимала другая команда. Для фаната эти два фильма очень дополняют друг друга.

Le Figaro: Что это за «check check check», которым задаётся ритм в фильме?
М.С.: Это наша личная шутка с Милен Фармер. Мы создали этот небольшой тест и сохранили его как повторяющуюся «фишку», завершающую различные эпизоды.

Le Figaro: От репетиции к сцене мы переходим в мгновение ока …
М.С.: Да, идея состоит в том, чтобы показать, для чего делается вся эта работа. К чему Милен Фармер и ее команда хотят прийти в художественном творчестве. Это вроде намёка. Никогда не видно песню полностью.

Le Figaro: Милен Фармер иногда накладывала вето?
М.С.: Никогда. Она повторила мне, что у меня полная свобода действий. Я должен снять фильм, который хотел бы посмотреть сам. Я никогда не советовался с ней. Были лишь незначительные корректировки в плане ритма, и в конце в качестве последнего штриха на холсте был добавлен её закадровый голос.

Le Figaro: Почему она присутствует в виде закадрового голоса, а не в виде интервью?
М.С.: Съемка интервью — классический вид документальных фильмов о закулисье концерта. Мы захотели пойти вразрез с этим правилом и создать смешанный документальный фильм, своего рода иммерсивное (с погружением – прим перев.) путешествие вместе с ней. И потом она почти никогда не даёт интервью. Это было бы странно.

Le Figaro: Какой Вам запомнилась атмосфера во время репетиций в La Seine Musicale, а затем во время выступлений в Paris Défense Arena?
М.С.: Было потрясающе видеть всю эту творческую работу. Что меня действительно поразило, так это то, что передо мной была семья. Некоторые привыкли работать с Милен Фармер годами, другие были новичками. Но все собрались там, чтобы быть рядом с ней, защищать её, делать всё, как она хочет, и творить вместе. Там была большая сплоченность. Она в центре всего, ее очень любят. У нее невероятное естественное лидерство. Впечатляющая аура. Я увидел очень человечного, доступного, всегда доброжелательного человека. Вместе с ней работает международная команда, где много американцев и англичан.

Le Figaro: Ваши любимые моменты во время съемки?
М.С.: Быть на сцене во время технических прогонов. Это было невероятно. Еще я очень люблю снимать костюмы. Это очень поэтично, когда снимаешь само создание в подробностях. Наконец, есть момент, когда Милен Фармер стоит на висячем мостике в 40 метрах над землей в начале шоу, и там ощущаешь то же самое, что и она.

Le Figaro: Она носит пар?6?